Встреча 16 января: «Управление личным капиталом»
25.01.2020
Анонс встречи 19 марта
29.01.2020

В инстаграме нутрициолога, коуча и автора книги рецептов Марии Харуты масса полезной информации о здоровых отношениях со своим телом, ответов на вопросы клиентов и теплых слов от них же… Но не так уж много о ней самой:
“Я обожаю помогать людям. Обожаю свое дело и не устаю каждый день говорить об одном и том же с разными людьми, которые доверяют мне себя. Я помогаю людям освобождаться от пищевой зависимости. И это все, что нужно знать обо мне”.

В личном общении Мария рассказала о себе и своем пути к любимому делу гораздо больше. Как победить расстройство пищевого поведения, превратить то, что начиналось как увлечение, в дело, которое помогает тысячам людей, а главное: как не потерять себя, раздавая свою энергию всем, кому она нужна? Читайте в этом интервью.

“Когда я приняла решение уйти из найма, меня никто не поддержал”

— Мария, нередко разговаривая с бизнес-леди, я заметила тенденцию: мало кто из этих сильных и целеустремленных женщин пришел к своему делу сразу. Обычно до этого — череда не самых любимых и денежных работ в найме, недовольство собой и постоянный поиск… А как было у вас?

— Я тоже пришла к своему любимому делу несколько запоздало. Никогда не планировала быть индивидуальным предпринимателем и не думала, что у меня будет получаться работать на себя. Я вспоминаю себя в школьные годы: тогда моей идеальной версией будущего была работа в офисе. Я представляла, как буду ходить туда в элегантном костюме, а в 25 лет выйду замуж и рожу ребенка.

В 19 лет я начала выполнять эту программу — устроилась в красивый офис. Это была веб-студия, где я работала офис-менеджером. Все шло своим чередом: хороший коллектив, стабильный доход раз в месяц, приятные подарки на корпоративах… Но вскоре меня начало угнетать, что я не развиваюсь, а сижу на одном месте. И в то же время не давала покоя мысль: я ведь сама этого хотела, мне нужна была спокойная жизнь — почему же теперь она мне не нравится?! Разрыв шаблона произошел, а что с этим делать я на тот момент не понимала.

В этот период размышлений о будущем я познакомилась с молодым человеком, который впоследствии стал моим мужем. Он врач и спортсмен. Мне хотелось ему соответствовать: он сильный, атлетичный, спортивный. А я всю школьную жизнь во время физкультуры просидела на скамейке — со своей подготовительной группой. Когда я столкнулась с тем, что не могу проехать с ним рядом и 5 км на велосипеде, мне захотелось улучшить свою форму. Я начала заниматься спортом, мне все удавалось, и во время занятий пришла мысль: почему бы не отучиться на фитнес-тренера?

Так начался мой путь в сфере ЗОЖ. Я отучилась на тренера групповых программ, а после — на нутрициолога. В течение полугода приходилось совмещать тренерскую работу с офисной.

— Трудно было?

— Непросто: у меня были клиенты до работы, потом — полный рабочий день в офисе, а после — снова тренировки. При этом, ездила я к клиентам на общественном транспорте, машины у меня тогда еще не было.

Тренировать на дому — было непростой в реализации, но совершенно верной идеей. Я тогда поняла, что это свободная ниша: например, огромное количество мам в декрете хотят привести себя в форму, но у них нет возможности ходить в зал. А сколько занятых бизнес-леди, у которых нет времени и сил после окончания рабочего дня ехать куда-то на тренировку?

Так, количество моих клиентов все время росло, и в какой-то момент я поняла, что уже зарабатываю на тренировках те же деньги, что и в офисе. И в этот момент я уволилась.

— Как к вашему решению отнеслось близкое окружение?

— Меня практически никто не поддержал. Семья спрашивала: “Зачем ты это делаешь? Непонятно, сколько ты так проработаешь, не разбегутся ли клиенты… А вдруг тебе вообще перестанет быть интересно это — и что тогда?”. Променять пять лет работы в хорошей компании и деньги, которые гарантированно приходят на карту каждый месяц, на дело с туманными перспективами — в глазах родственников это выглядело странно.

При этом, окружение человека, который становится предпринимателем, редко понимает, что работать он будет еще больше и усерднее, чем в найме. Я всегда привожу доступный пример: яркое отличие работы на себя от работы в найме — то, как ты реагируешь на болезнь. Когда ты наемный сотрудник, больничный — это для тебя если не радость, то как минимум хороший повод немного отдохнуть и побездельничать дома. Деньги капают, а ты лежишь. Когда ты работаешь на себя, нормально поболеть невозможно. Каждый пропущенный день — это упущенный доход, и позволять себе это дольше пары суток тяжело

Конечно, сегодня отношение близкого круга к моему делу изменилось. Семья и родные говорят: “Какая ты молодец! Мы тобой гордимся!”.

Я никогда не была человеком, которого можно остановить чужой негативной оценкой, если он чем-то загорелся всерьез. Но, к сожалению, очень многие как раз отказываются от своей мечты, потому что не получают поддержки и одобрения близких людей.

Что я могу посоветовать тем, кто ждет этих слов от своей семьи и друзей? Просите поддержки, открывайте свои страхи, говорите открыто: “Мне нужно услышать, что у меня все получится”, “Мама, похвали меня”, “Любимый, скажи, что ты меня не осудишь”. Люди не обязаны читать свои мысли, и очень важно прямо говорить о своих потребностях и болях. А то, сами знаете, как это обычно бывает: “Что случилось? Ты обиделась?”. “Ничего не случилось!”. А потом по квартире трое суток летает огнедышащий дракон. (Улыбается.)

“Я сказала самой себе: “Мне уже все равно, как я буду выглядеть, главное — выйти из состояния, в котором я сейчас нахожусь”

— Мария, слушая вас: абсолютно гармоничного и, как кажется со стороны, рационального человека, непонятно, как могли начаться те проблемы, с которыми вы столкнулись…

— Понимаете, я чувствовала постоянное давление: ведь я фитнес-тренер, специалист, который должен мотивировать других выглядеть безупречно. Я задрала планку немыслимо высоко. Сколько бы ни занималась, как бы ни ограничивала себя в еде, мне все равно казалось, что я недостаточно суха, что у меня не прорисованы кубики пресса… Все это привело к расстройству пищевого поведения. Булимия, компульсивное переедание, отсутствие критических дней в течение полутора лет… Вот такой список.

Я понимала, что все плохо, но ничего не могла поделать… Зажоры по вечерам были такие, что я могла умять в одиночку два килограмма сладостей. А потом — новая крайность: глядя в зеркало, из которого на меня, по сути, смотрела девушка с нормальным телосложением, я видела огромного слона. А значит, надо стараться и худеть, худеть. Заходишь в инстаграм: а там все тренеры идеальные. И ты думаешь: да что же такое, у всех получается тренироваться и питаться правильно, только со мной что-то не так. Никто ведь не показывает обратную сторону медали, и модели фитнес-бикини никогда не расскажут, что происходит с их здоровьем.

Но я тогда этого не знала. И помочь было некому: несмотря на то, что я обращалась к психологам, у меня не получалось найти специалиста, который разобрался бы в моей проблеме. Я приходила и начинала плакать: “Я фитнес-тренер, а сама объедаюсь по ночам”. В ответ я видела приподнятые брови и слышала: “А как можно есть, когда ты не голодна?”. Молча оставляла деньги на столе и уходила.

Родные тоже не понимали, что со мной… Впрочем, вряд ли кому-то удалось бы вытащить меня из этого тупика. Поэтому я взялась за себя сама. Переводила с английского специальную литературу, чтобы понять, что со мной происходит, изучила от и до тему расстройств пищевого поведения и интуитивного питания… Путь к выздоровлению занял больше года.

За это время мне пришлось даже пережить расставание со своим мужем, тогда — молодым человеком. Я в тот период всегда была без настроения — жила отложенной жизнью: ведь все станет прекрасно только тогда, когда я превращусь в идеальную, стройную Машу. Я ненавидела свое тело и была в полном разладе с собой…

Естественно мой мужчина устал и сказал в какой-то момент: “Как мне тебя любить, если ты сама себя не любишь?”. Мы разошлись, но спустя месяц он меня вернул. Понял, что готов вместе со мной пройти через этот трудный период и принимать меня такой, какой я тогда была. Я тоже сделала выводы и получила дополнительную мотивацию для того, чтобы вернуться к нормальной жизни.

— Мария, а как с этого интуитивного питания не сорваться?

— В том-то и дело: “сорваться” с интуитивного питания нельзя, это не диета. Если относиться к нему, как к очередной схеме ограничений в питании — ничего не выйдет. Вы не сможете позволить себе вечером съесть пиццу, потому что мозг будет “бить по рукам” и сигнализировать: “Ты же худеешь! Как ты можешь!”. Либо же уйдете в очередной виток зажоров и отвращения к себе.

К интуитивному питанию нужно относиться, как к режиму жизни, как к соломинке, которая позволяет наладить отношения с питанием и с телом.

У меня было так. Я сказала себе самой: “Во-первых, диеты не работают. Во-вторых, мне уже все равно, как я буду выглядеть, главное — выйти состояния, в котором я сейчас нахожусь”. И постепенно у меня получилось уйти от желания все контролировать к пониманию: контроль ничего не решает, он только усугубляет мои проблемы. Чем сильнее я сжимаю руки на своей шее сегодня, тем более тяжелым будет переедание завтра — и тем более значительным откат назад.

Чтобы глубже разобраться в причинах, по которым это происходило со мной и происходит еще с тысячами людей, я и пошла в коучинг.

— Он помог переосмыслить опыт расстройства пищевого поведения?

— Да, я окончательно поняла, что причины, по которым люди переедают, далеки от банального: “У меня нет силы воли”, “я зависима от сладкого”, “все могут, а я нет”. Все гораздо сложнее: переедание и мучительные попытки похудеть — это совсем не про еду, а про глубинную борьбу с собой. Коучинг помог мне нырнуть в эту глубину и рассмотреть то, что было на ней скрыто.

На сегодня я совмещаю работу нутрициолога — налаживаю питание, и коуча — работаю не только с темами, которые касаются здоровья, но и с вопросами поиска себя, своего предназначения. Огромное количество клиентов, которые, как мы понимаем, уже давно взрослые люди, приходят ко мне с запросом: “Я не знаю, кем хочу стать, когда вырасту”. Или: “Мне остался год до выхода из декрета, это ужас! Возвращаться на свою работу я не хочу, а чем заниматься дальше — не представляю”.

Мы начинаем разматывать этот клубок сомнений и страхов, задаемся вопросами “а что тебе нравилось раньше?”, “а чем бы ты занималась, если бы у тебя было огромное количество денег и работать было бы не нужно?”, “какой бы ты хотела себя видеть через год?”. Люди мне верят, потому что, как говорят клиенты, у меня уже есть сформированный личный бренд, и что бы я ни делала — у людей это находит отклик.

Самое ужасное, что я слышала от клиентки: “Мне поставили срок: если через год я не похудею, муж от меня уйдет”

— Возможно, слушая истории своих клиенток, вы нашли ответ на вопрос: почему славянские женщины так себя не любят?

— Работая коучем и разбирая множество ситуаций разных женщин, я наблюдаю закономерность: часто еще в родительской семье были заложены неправильные установки. Девушка говорит: “Я все детство считала, что красивая, а бабушка и мама говорили — только не смей никому это рассказывать”. Любовь к себе никогда не поощрялась, считалась постыдной. Единственный возможный формат: истязать себя, стать размера XXS, превратиться в “идеальную” женщину по мнению социума… И вот тогда ты уже можешь позволить любовь к себе. Но ее, увы, уже не остается.

В погоне за этим “идеальным я” самооценка летит к чертям, и тебя уже никто не убедит, что ты классная. Добавим к этому, что родители всегда говорили: “Тебе в этой жизни никто ничего не даст, не жди от судьбы подарков, ты всего должна добиваться сама”. Итог: ты пашешь, как лошадь, зная, что в случае проблем — никто не подставит плечо, и при этом все оставшееся время и силы ты вкладываешь в то, чтобы стереть с лица усталость и желательно выглядеть идеально. Попробуй тут остаться здоровым человеком…

— А часто девушки проблемой лишнего веса отгораживаются от куда более серьезных вопросов?

— Очень часто! Например, как будто отодвигают в тень проблему самореализации. Пока они весят под 100 кг и не уверены в себе, они не могут заявить о своих желаниях, самим себе признаться в том, что их что-то не устраивает. Это простая позиция: сиди и не высовывайся, посмотри на себя — ты все равно не достойна повышения, нового достойного места работы, мужчины, который будет тебя уважать и любить.

Кстати, отношения с партнером в контексте похудения — это вообще отдельная тема. Так как женщины часто зависимы от мужской оценки и считают, что им обязательно нужно подстроиться под видение партнера, случаются очень грустные истории.
Я уже не раз слышала, как девушки рассказывают: “Я несколько лет пытаюсь худеть, но всякий раз срываюсь, ничего не выходит”. При этом девушка выглядит абсолютно нормально. Начинаю расспрашивать, и выясняется, что ей самой абсолютно комфортно в этом весе, она не хочет худеть. Но муж постоянно говорит, что недоволен ей, показывает фото 10-летней давности и заявляет: я тебя такой замуж брал, вспомни, какой ты была до свадьбы, а теперь ты выглядишь старше меня.

Самое ужасное, что я слышала от девушки: “Мне поставили срок: если через год я не похудею, муж от меня уйдет”. И добавила: “Я ему так благодарна. Я же со стороны не вижу, какая я ужасная и страшная”. Это манипуляция, абьюз, это обесценивание личности… Но брать на себя роль судьи я не имею права и не могу указывать девушке, как ей поступать в её личной жизни.

Очень часто за вот этим “я срываюсь, у меня нет силы воли” стоит отсутствие собственного желания измениться. Человек не хочет делать это — он стремится удовлетворить чужие требования. И это касается не только похудения. Например, клиентка говорит: “Я пять лет пытаюсь сдать на права. Но я не могу! Что со мной не так?”. Оказывается, права необходимы не ей, а маме, которую нужно возить по делам, и друзьям, которые постоянно подкалывают: “У тебя машина в гараже, а ты не сдала до сих пор? Ну, ты даешь!”.

А она сама попала в аварию в подростковом возрасте, боится водить машину — и ей это, по большому счету, и не нужно вовсе! Человек мучался пять лет, а тут все решилось за час: достаточно пользоваться Убером вместо того, чтобы и дальше издеваться над собой. В такие моменты, когда люди справляются с тем, что так долго их мучало, я чувствую себя счастливой.

— Именно поэтому коучинг стал сейчас вашим приоритетом?

— Да, я закрыла свой онлайн-проект стройности, потому что все, что могла, уже отдала людям и не хочу в сотый раз рассказывать, как варить рис и можно ли менять местами завтрак и обед… Мне хочется работать с более важными для меня сейчас темами. Это интуитивное питание, связь веса и стресса, планирование, целеполагание, самооценка и любовь к себе, а также самокоучинг — техники, которые может освоить каждый, чтобы сделать свою жизнь лучше. Из этого микса и состоит мой проект Турбо-баланс, который я сейчас активно развиваю. Плюс сейчас идет работа над моей второй книгой рецептов.

— Как почувствовали, что коучинг — это ваше? Ведь сейчас, сами знаете, сколько людей называют себя коучами…

— Жжение внутри, понимание, что ты просто не можешь не делать этого, не делиться тем, что знаешь сама, помогает найти свое и рассказать об этом другим. Мой совет всем: не бойтесь заявлять о том, кто вы, не стесняйтесь себя продавать. Ты можешь быть наикрутейшим экспертом, но если ты не скажешь об этом и не подтвердишь результатами своей работы — об этом никто не узнает и ты не будешь востребован. Три подруги, которые вас любят, не приведут вам сотню клиентов. Сегодня огромная конкуренция, каждый стремится заявить о себе, и клиентам есть из чего выбирать.

Как вы верно отметили, коучинг сейчас стал нарицательным словом. Раньше все были фотографами, потом стилистами, теперь — коучами. Я понимаю это, и осознаю, как важно отстроиться от коллег и подтвердить свой профессионализм.

Мое конкурентное преимущество: я не знаю коуча в нашей стране, который работал бы с темой РПП. Я же прошла все это сама, четко знаю свой профиль и никогда не полезу в те дебри, где могу быть не эффективна. Я не стану, к примеру, работать с человеком, который пережил насилие, а отправлю его к хорошему психологу. Это вопрос личной и профессиональной ответственности.

— Вам не грустно было отказываться от проекта, который, по сути, принес вам успех?

— Не грустно, потому что я сделала всё, что была должна, и даже перевыполнила программу. За время существования проекта ко мне обратились более 2,5 тысяч девушек. С ума сойти, это число не осознать… Бывает, я иду по магазину с тележкой, а ко мне подходит человек и говорит, мол, столько-то лет назад участвовала в вашем проекте, похудела на 15 кг, а мама моя — вообще избавилась от диабета. Это потрясающе.

Когда постоянно работаешь онлайн, стирается понимание значимости твоей работы, того, кто твои клиенты и как много людей тебе доверились. Ты их не видишь, не знаешь их судеб, не чувствуешь живого человеческого контакта…
Но случаются вот такие встречи глаза в глаза: и сразу возвращается понимание, для кого и зачем я все это делала.

Но пора идти вперед… Знаю, что если бы продолжала сосредоточивать все свое внимание на этом проекте — точно б выгорела эмоционально. А если я выгорю — не помогу уже никому. Я не могу быть бесконечным донором энергии для других, не оставляя ничего для себя.

Комментарии закрыты.