Вдохновляйся, преодолевай, действуй!
15.11.2018
Встреча 20 ноября: «Эстетическая гинекология»
01.12.2018

— Я не хочу “фотошопить” свой образ и превращать себя в идеальную картинку из инстаграма, — так Олеся Дроздова, руководитель творческой мастерской “Дрозды”, отвечает на вопрос о том, какой она хотела бы видеть себя в интервью.
Ответ простой: такой, какая есть!
— Я живой человек и честно признаюсь: это в начале недели я порхающая бабочка, а к пятнице часто — загнанная лошадка… Так и в жизни в целом: падения и взлеты сменяют друг друга. И я готова рассказать людям о своем опыте, не пытаясь казаться той, кем никогда не была.
Говорят: стреляют не в тех, кто прячется, а в тех, кто на виду, кто открыт другим людям. Но я этого не боюсь: пусть кто-то скажет “дура”, кто-то позавидует… Но найдется и тот, для кого моя история окажется нужной и важной.
Назвать Олесю Дроздову “дурой”… Вряд ли кто-то возьмет на себя такую смелость. Успешный руководитель, многодетная мама, яркая участница проекта “Леди Босс”, да просто — человек, который создает праздник! Всегда ли была похожа на праздник ее собственная жизнь? Пусть расскажет сама Олеся:

“Мы работали по 10 часов без выходных — и организм первое время сходил с ума”

— Олеся, всегда интересно: что должно случиться в жизни женщины, чтобы она ввязалась в такую авантюру как свое дело. Вот с чего все началось у вас?

— Конечно, прежде всего на меня повлияла семья, в которой я росла. Папа у меня сильный, боевой, а мама, в моих детских глазах, всегда была как будто на втором месте. Она работала, воспитывала нас, создавала дома уют… Но главным в семье оставался отец, и его слово было решающим.
Кто знает, возможно, уже тогда у меня появился план на будущее —  при любой удобной возможности обыгрывать мужчин? (Улыбается) Как-то так в итоге и сложилось: мужчину, который сильнее меня, встретить мне было очень сложно…

Свою роль в том, что я стала предпринимателем, сыграл и комплекс отличницы — мне кажется, он есть у всех владелиц своего дела. Этакая установка с детства: нужно быть лучшей во всех сферах — иначе никак!

И, знаете, не могу сказать, что эта установка всегда делала меня счастливой…

Иногда хочется просто расслабиться, ни о чем не думать, и чтобы кто-нибудь приносил мне все, что нужно, на блюдечке с голубой каемочкой… Но характер не позволяет. (Улыбается)

 

— Но, помимо характера, есть же внешние обстоятельства. Что стало тем самым “волшебным пенделем”, который приблизил к созданию своей творческой мастерской?

— Думаю, на мое мышление и, как следствие, поступки очень сильно повлияла работа на лайнере.

Я никого не агитирую уезжать из Беларуси, но уверена, что молодежи обязательно нужно поработать и пожить в другой стране — в месте, где иная культура, ментальность, отношение к труду и деньгам. Это тебе не поездочка на курорты, а хорошая подготовка к взрослой жизни.

Как я попала на лайнер? Наверное, просто сбежала от своего первого замужества. Думаю, спустя столько лет можно в этом признаться.

Мне тогда было 24 года, и я занимала неплохую должность — была руководителем проектов в издательстве, таким маленьким директором. (Улыбается)

Но денег все равно ощутимо не хватало, и когда я увидела, что зарплата официанта на круизном лайнере в пять раз выше моей на руководящей должности, решение тут же было принято. Тем более, здесь меня больше ничего не держало — отношения с мужем совсем разладились.

Я поехала разбираться в себе, зарабатывать большие деньги и круглый год жить под теплым солнцем, глядя на океан. Конечно, в реальности оказалось, что все совсем не так радужно. Обратная сторона красивой картинки — тяжелый, практически круглосуточный труд.

Мы работали по 10 часов без выходных — и организм первое время сходил с ума. При этом, нужно было всегда хорошо выглядеть: появляться в зале только в жесткой униформе, с аккуратной прической и макияжем.

Бегая по этажам с тяжелыми подносами, мы наматывали километры — и к концу смены ноги просто переставали слушаться. Спасала молодость, задор и новые друзья, с которыми мне было очень весело.

— А не было ломки “работала директором, пусть и маленьким, а стала официанткой”?

— Была, и еще какая! Где-то месяц я не могла заставить себя улыбаться людям, потому что меня все раздражало. Особенно, что мной командуют те, чей авторитет я не признавала. И во всех отзывах мои коллеги писали: “Олеся мало улыбается и очень заносчива”. Но когда период адаптации прошел, моя гордыня пообтесалась.

Я научилась находить общий язык с людьми самых разных национальностей: ведь на лайнере было представлено более 400 стран! Я дружила с ребятами из Перу, Бали, Африки, Канады: границы стираются, потому что вы, в прямом смысле слова, в общей лодке.

Очень важно быть открытой людям и уметь находить к ним подход — это первый урок, который дал мне лайнер.

Второй урок — четкий тайм-менеджмент превыше всего! За два часа перерыва между сменами я научилась успевать все, что обычный человек сделает в лучшем случае за полноценные выходные.

Ну, и третий урок: умей спокойно и поэтапно двигаться к своей цели.

В начале работы на лайнере тебя не пускают к гостям —  первый месяц ты работаешь в столовой для персонала. Обслуживаешь своих же, а заодно учишься разбираться в десятке разновидностей вилок и сотне видов рыбы.

После тебя допускают к столовой, где питается творческая часть лайнера: фотографы, музыканты, танцоры… Еще месяц ты обслуживаешь офицеров — итальянцев в белоснежной форме, руководство и элиту судна.

И это только первый этап! Второй — работа в рум-сервисе. Помню, что набегавшись за день с подносами по этажам (на лайнере отдыхало более 1000 гостей!), думала только о том, почему же люди так много едят и когда же им это надоест. (Смеется)

Зато иногда перепадало 100 долларов чаевых со стакана сока. Уже тогда поняла, что щедрость связана не с заработком, а со свойством характера: иногда принесешь пять подносов, заставленных тарелками — и не получишь ни цента.

Третий этап — работа в огромном ресторане типа нашего “Лидо”. Ресторан находился на последнем этаже, и большинство гостей очень сильно укачивало… Ну, можете себе представить атмосферу. (Улыбается) Нужно было их обслужить, а потом и убрать за ними. Ничего, справилась и с этим.

Тут все, как в бизнесе: чтобы прийти к результату и что-то из себя представлять, нужно преодолеть очень много уровней, и начинать придется с самого нижнего.

Но главное, чему меня научила работа на лайнере: всегда выбирать то, чего я действительно хочу от этой жизни.
Поэтому по приезде я развелась с первым мужем. А значит, начала путь к своему второму браку, к детям и к любимому делу — уверена, что все это взаимосвязано и не случайно.

“Заказчик сказал: “Если Дед Мороз опоздает хотя бы на минуту — не пущу на порог”

— Какими были ваши первые шаги в своем деле?

— На самом деле, первые идеи по поводу того, чем я хочу заниматься, когда вернусь в Беларусь, появились у меня еще на лайнере. Ведь там даже для персонала делали очень много ярких и продуманных праздников. На лайнере я поняла, что такое тематическая вечеринка и какой она должна быть, я посмотрела, как организуют дни рождения, мальчишники и девичники, с каким размахом празднуют Рождество…

Контраст с Беларусью был разительным. Ведь у меня уже был опыт работы Снегурочкой: до отъезда я успела побывать на нескольких мероприятиях и понять, что рынка развлечений у нас нет как такового. Ни ведущих, ни диджеев, ни аниматоров…  Пустая ниша.

С порцией вдохновения и новых знаний я вернулась в Беларусь — и через два года все это мне очень пригодилось. Я ушла в первый декрет, а параллельно, вместе с мужем, создала “Творческую мастерскую “Дрозды”. Мы организуем праздники для всех — идея, повод, масштаб могут быть самыми разными — но наши приоритеты: детские дни рождения и Новый год.

К “Мастерской” мы с Олегом всегда относились, как к своему детищу, и поначалу все от и до делали сами: искали заказчиков, писали сценарии мероприятия, вели его… Помню, отведу блок — и бегу сцеживать молоко, ведь я тогда еще кормила дочку.

Вскоре начало работать сарафанное радио, к нам начали приходить и, что главное, оставаться на годы клиенты… И постепенно мы с Олегом преодолели путь от 100 долларов за нашу работу в качестве ведущих до 2 000.

— Олеся, а если бы не произошел этот скачок?

— Трудный вопрос. С одной стороны, как я уже говорила: это дело — наше детище, оно создано от души и очень сближает нас с мужем… Отказаться от него было бы трудно.

С другой: я всегда умела считать деньги и анализировала результаты. К счастью, наше дело остается прибыльным, выручка растет, поэтому мне не приходится делать выбор между любимым делом и заработком: у меня два в одном.

— А сложные заказы случаются?

— C каждым годом заказчик становится все более привередливым — потому что уже многое видел, побывал за границей, знает, как должно быть. Если поначалу звонили с простой просьбой “нужен Дед Мороз и Снегурочка”, то теперь просят и фото, и аудиозапись с голосами артиста, и “бронь” конкретной пары — чтобы в новогоднюю ночь гостей гарантировано поздравляли именно они.

Да, с одной стороны, это усложняет нам работу. Ведь если несколько клиентов хотят одних и тех же артистов, придется выбирать приоритетного заказчика. И при этом срочно придумывать, как не растерять остальных! А с другой: это значит, что рынок растет и развивается!

Чтобы соответствовать высокой планке, мы очень внимательно подходим к отбору артистов. Ведь главный критерий, о котором говорят все клиенты, простой и сложный одновременно: “Хочется, чтоб Дед Мороз и Снегурочка были настоящими!”.

Хотя, конечно, у пятилетних детей и у посетителей ночного клуба противоположные представления о “настоящей Снегурочке”, но мы умеем работать с разными аудиториями. (Смеется)

Нет невыполнимых заказов! Но есть люди, с которыми трудно работать. Пару раз нам попадались клиенты, которым казалось: если они платят нам деньги, значит, нас покупают в прямом смысле слова.

Вот пример: в новогоднюю ночь движение затруднено и, с учетом того, что заказов много, приехать минута в минуту иногда просто невозможно. И ты объясняешь клиенту, что Дед Мороз не кукушка, которая выпрыгивает из часов ровно в 00.00, что возможна разбежка в 15 минут… А в ответ слышишь: “Если Дед Мороз опоздает хотя бы на минуту — не пущу на порог”.

Чтобы не обманывать ожидания человека, пробовали вовсе отказаться от заказа — тогда дошло чуть ли не до угроз: “Да вы что, хотите испортить праздник моему ребенку?! Да я вам устрою!..”

Хорошо, что в ту ночь случилось новогоднее чудо: Деду Морозу удалось приехать минута в минуту — и все закончилось хэппи-эндом. (Улыбается)

А вообще после каждого новогоднего сезона я составляю список сложных кейсов или, говоря человеческим языком — казусов. Этот список я торжественно вручаю сотрудникам: есть возможность проанализировать ситуацию, понять, как мы пришли к этому “самому обломному заказу года”, и в следующий раз все сделать иначе.

— Олеся, вы не скрываете, что у вас есть параллельная работа и дополнительный источник дохода. А не было желания перестать возиться со своим бизнесом? Все-таки и времени много отнимает, и стрессово..

— То, что выросло из сердца, навсегда в сердце и остается. И несмотря на то, что у меня есть финансовая возможность отказаться от бизнеса и зарабатывать деньги, работая на престижной должности в корпорации, я не хочу закрывать нашу творческую мастерскую. К тому же, как и говорила: она до сих пор приносит не только моральное, но и материальное удовлетворение — мы никогда не работали в убыток.

Хотя, вы правы в том, что времени это отнимает будь здоров: с сентября по середину января мы работаем в режиме нон-стоп: заключение договоров, подбор артистов, написание сценариев, заказ костюмов…

Для детских праздников последний пункт особенно важен: ведь каждый год у детей новые кумиры — герои мультиков, которые сейчас популярны. И, конечно, дети хотят видеть артистов именно в этих образах. Поэтому дома у нас огромная костюмерка — давно переделали под нее гараж. А чердак захватили ростовые куклы. (Улыбается)

“Даже подростки 13-15 лет теряют свой скептицизм и смотрят широко открытыми глазами: “Он что — настоящий? Меня обманули, что Деда Мороза нет?”

— Олеся, вы много работаете с детьми и для детей. Расскажите, какие они сейчас? Правда, что современные дети совсем на нас не похожи?

— Могу сказать точно: современные дети, как и мы в детстве, боятся клоунов! (Улыбается)

Поэтому если родители просят клоуна, я всегда уточняю детали и предлагаю какую-то альтернативу.

Конечно, у современных детей свои герои, но они, как и мы в их возрасте, верят в чудо и на интуитивном уровне чувствуют, когда взрослые искренни с ними.

Например, недавно маленькая именинница мечтала, чтобы ее поздравила с днем рождения Эльза — героиня ее любимого мультика “Холодное сердце”. Нам удалось так точно подобрать по типажу актрису, что малышка была уверена: к ней пришла в гости настоящая Эльза! Конечно, ребенок был в абсолютном восторге.

И то же самое с Дедом Морозом. У нас настолько проработан образ, что даже подростки 13-15 лет теряют свой скептицизм и смотрят широко открытыми глазами: “Он что — настоящий? Меня обманули, что Деда Мороза нет?”. (Смеется)

Увидеть глаза ребенка, который хотя бы на 15 минут поверил в сказку — это дорогого стоит.

Поэтому мы никогда не делаем ширпотреб — нельзя обманывать детей и взрослых, которые ждут праздника. А отдача простая: клиенты растят с нами своих детей, заказывают для них праздники из года в год — чуть ли не до поступления в институт! (Улыбается)

Да, конечно, бывает и так, что постоянный клиент начинает метаться, пробовать новое… Но ведь через год возвращается к нам! А это уже подтверждение знака качества.

 

— Многие артисты говорят в интервью, что для них Новый год перестает быть праздником, потому что начиная с декабря нет ни минуты на отдых. У вас та же история?

— У нас ни минуты на отдых нет уже с осени, и, конечно, к самой новогодней ночи усталость зашкаливает — иногда из-за этого случаются кинематографичные истории.

Вот, например, мой Олег (муж — Прим.редакции) после 20 заказов отправился в Колодищи: нужно было поздравить жителей пяти домов. Олег почему-то поздравил четыре дома… А о пятом просто забыл и уехал на следующий заказ. Уже успел доехать до Минска — и тут все выяснилось.

Олег, конечно, вернулся, но график из-за этого полетел. Всю новогоднюю ночь я обзванивала клиентов, извинялась за опоздание, предлагала альтернативу. В ответ слышала всякое, в том числе обвинения в том, что семья развалится, если Дед Мороз не приедет. (Улыбается)

Но вот правда: когда занимаешься любимым делом, все плохое легче преодолевается и забывается быстрей. Да и позитивных историй куда больше! Как и хороших клиентов, которые и ссобойку для артиста соберут, и подарок дадут, и на добрые слова не поскупятся.

Зачастую наши артисты приезжают с заказов счастливыми, с горящими глазами и рассказами о том, как радовались дети и их родители.

— Олеся, а вот если не удается развеселить ребенка — что делать? Есть у вас рецепт?

— Важно понять причину: с детьми нужно уметь общаться и угадывать характеры. Например, праздник может демонстративно игнорировать задира-заводила. Не хочу грести всех под одну гребенку, но зачастую этим грешат дети из состоятельных семей: “Ой, мы все видели! Чем ты нас удивишь? Ну какой из тебя Дед Мороз?”.

Олег очень быстро вычисляет зачинщика и дает ему понять, кто здесь взрослый, а кто ребенок — не силой, не криком, не унижая. Боже упаси!

Он зарабатывает авторитет исключительно харизмой или смекалкой: может позадавать ребенку умные вопросы, рассказать интересную историю, научить чему-то или посоревновать в отжиманиях — к каждому свой подход. Но он всегда срабатывает!

Бывает, конечно, и так, что ребенок не проявляет эмоции на празднике просто потому, что он очень застенчив. В этом случае главное понять, чем ребенок увлекается, что ему нравится делать — и задать ему вопросы об этом, вместе позаниматься тем, что он любит. Или, например, попросить его что-нибудь нарисовать — дети часто выражают свои эмоции через рисунок, и легче найти к ним подход, поняв, что у них на сердце.

“Муж может и ужин может приготовить, и рубашки погладить, и за детьми присмотреть”

— Олеся, скажите честно, а на своих детей и семью в целом времени всегда хватает?

— Конечно, не всегда. И в такие моменты даже меня штормит — срабатывает воспитание семьи, установки социума, по которым женщина должна быть той самой “хранительницей очага” — и я думаю: правильно я живу или нет?

А потом сама себе говорю: надо ориентироваться не на чужие правила, а создавать свои. Да, нам с Олегом не подходят традиционные роли мужа и жены, но главное, что мы друг друга понимаем и ценим. И что спустя 11 лет совместной жизни мы пришли к гармонии. Такая уж мы нестандартная семья — люди творческие, надо понять. (Улыбается)

А если серьезно, я очень благодарна мужу, потому что, по сути, его поддержка позволила мне полноценно вернуться к работе. И сейчас, когда я не могу постоянно находиться с детьми, он решает все бытовые вопросы… И ужин может приготовить, и рубашки погладить, и за детьми присмотреть.

Олег дает мне свободу, и это здорово, потому что после двух декретных я могу точно сказать: сидеть дома не хочу. Меня затягивает мое дело — и, возможно, именно поэтому все получается. Кто знает, может, к пенсии, я преодолею свою финишную прямую и приму размеренную, спокойную жизнь как норму? Но сейчас мне все время нужно двигаться — и нет времени на остановки.

— Я зацепилась за фразу “после 11 лет совместной жизни мы пришли к гармонии”. То есть, были и сложные времена?

— Да, и как ни парадоксально, самый сложный период в жизни нашей семьи был связан с радостным событием — рождением двойняшек.

Помню, когда ехала в роддом, рыдала, потому что чувствовала себя предательницей по отношению к старшей дочери. Я была уверена, что моего сердца не хватит на троих… Оно ведь не вырастет, а как же его поделить?
Я перенервничала, и такой сильный материнский инстинкт, как после первых родов, ко мне не пришел. Меня накрыла жутчайшая послеродовая депрессия…

Раньше меня не пугали никакие трудности, а тут я совсем потеряла управление собственной жизнью. Никакого режима не было, потому что у каждого из малышей — свой график: они по очереди просыпались, плакали, просили кушать. Я катастрофически не справлялась…

Честно признаюсь, были моменты, когда мне просто хотелось наложить на себя руки.

И надо ставить памятник моей маме за то, что я с этим справилось. Я переступила через свои амбиции, через свое вечное “я все могу сама!” — и поехала к ней сразу из роддома. Потому что понимала: иначе сойду с ума.

Если мама уезжала хотя бы на пару часов, у меня начиналась паническая атака: а вдруг кто-то из них сейчас проснется? Что же я буду делать? Благо большую часть времени мама была рядом — она как раз вышла на пенсию. Но, знаете, даже ее терпения хватило на полгода, а потом она предпочла вернуться на работу. (Смеется)

Конечно, мне хотелось поддержки Олега. Но, как оказалось, ему тоже было трудно справиться с этой ситуацией.

Муж пропадал на работе — уходил и приходил, когда мы спали, а впоследствии говорил, что он даже боялся мне звонить. Стресс и обида были настолько сильными, что я всерьез думала о расставании…

Ко всему прочему старшая дочка после рождения двойняшек тоже сильно перенервничала — и прямо накануне первого класса забыла половину букв. Она всегда любила детей и это не было ревностью, просто дочка не могла не чувствовать, что мама на полгода вылетела из жизни.

Какой бы грустной ни была эта ситуация, она во многом помогла мне выкарабкаться. Я поняла, что дочке очень нужна моя помощь — и начала выбираться вместе с ней к логопеду.

А потом заставила себя начать ходить на фитнес. А после смогла вернуться к работе и вытянула очередной Новый год — правда, возможно, написала новогоднюю сказку с более пессимистичным сюжетом, чем обычно. (Улыбается)

Надо сказать, что Олег все осознал и теперь в полной мере наверстывает упущенное.

Мой высоченный муж, спортсмен и Дед Мороз, может встретить меня в переднике и с горячим ужином на плите. И он не спрашивает “где ты была?”, потому что знает — на работе. Спустя 11 лет в отношениях появилось полное взаимное доверие и понимание.

И когда я говорю, что у меня 4 командировки в месяц — он не устраивает скандал. И после не выговаривает мне, что “в доме грязно”, “еда не готова” и “дети не ложатся спать” — со всем этим он может справиться сам.

Да и вообще: не надо мешать мужчине реализовывать себя! Вот муж еще в начале отношений предупредил, что он гладит рубашки лучше любой женщины — и я никогда не мешаю ему это делать. (Смеется)

Да, наверное, многодетное материнство — для женщины с другим темпераментом. Но этих троих детей Бог послал именно мне, и я очень их люблю. А значит со мной должен быть мужчина, который понимает, что рядом с ним такая вот женщина-директор, которой нужно брать на себя ответственность, принимать решения, оставаться свободной… Олег именно такой мужчина.

И с учетом того, что предложение он мне делал несколько раз, а в ЗАГС затащил хитростью, уверена: он знал, на что шел. (Смеется)

Сегодня мы с ним плывем на одной волне, у нас много общих друзей, путешествий и один очень многообещающий план. Недавно муж пришел уставший после трудного совещания и сказал: “Я все осознал. Мы живем неправильно! Слишком много работаем, слишком мало отдыхаем. В старости продаем все — и уезжаем в Тайланд”. И, знаете, в кои-то веки я не стала возражать! Это отличный план, начинаю ждать старость. (Улыбается)

Комментарии закрыты.