Встреча 18 сентября: «Аромадиагностика или может ли «роза» построить крепкий союз с «бергамотом»?
25.09.2018
«Моя сверхзадача: быть счастливой с собой». Руководитель собственной «Школы Красоты» Наталья Дичковская о принципах бизнеса и личного счастья
01.11.2018

Поэт, художник, путешественница, любимая жена и мама.
Соучредитель международной айти-компании, успешный руководитель, живущий на три страны (Америка, Беларусь, Греция).
Думаете, это две разные женщины, которым при встрече не о чем было бы поговорить? И ошибаетесь.
Все это о Лене Зинске, которая, кажется, остается загадкой даже для самой себя. Давайте узнаем больше?

СПРАВКА:

Лена Зински — автор нескольких книг и персональных экспозиций, лауреат и участник международных фестивалей и выставок. Главной особенностью творчества является симбиоз поэзии и живописи. В 2018 году вышли две новые книги автора: детская Азбука («Детский сад для букварят, или Азбука в стихах») и поэтический сборник «Полюса». Соучредитель и заместитель директора ООО «Уан Поинт», учредитель и директор ООО «Птица-Медиа». Родилась и выросла в Минске. C 2005 года на протяжении восьми с половиной лет проживала в Лондоне. С 2013 года живет между Афинами, восточным берегом США и Минском.

— Лена, прочитав стихотворение «Маленькая медведица», захотелось узнать немного больше о вашем детстве, о том, в какой среде появились?

— «Маленькая медведица» очень личный стишок, написанный, когда я жила далеко от дома, и очень по нему скучала.

Я выросла в хорошей минской семье, ходила в музыкальную школу, летом ездила в деревню. Вечерами дедушка выходил с нами на улицу и подолгу рассказывал про звезды. Историй этих у него было хоть отбавляй, наука вперемежку с собственным творчеством и фольклором — бери да записывай. А когда мы ходили в лес, мама собирала ягоду в горстку и давала нам полакомиться. И это равнялось счастью.

Маленькая медведица

Завези меня, пожалуйста, туда,
где когда−то в середине лета
в небо дедушкина целилась рука,
и на нас глядели с ним планеты,
звезды, самолёты, облака.

Мне он говорил:
«Маленькой Медведице спокойно
рядышком с Медведицей другой…»
Маленькой медведице невольно
тоже так хотелось быть большой.

Завези меня, пожалуйста, туда,
где черника с маминой ладошки
у меня во рту, а не в лукошке;
до ушей улыбка на губах
черно−синих, как у нашей кошки.

И мама говорила:
«Маленькой черниченке спокойно
рядышком с черничкою другой…»
Маленькой черниченке невольно
тоже так хотелось быть большой.
Завези меня, пожалуйста, домой.

— Когда читаешь о вас, сначала пазл складывается легко: художник, поэт, эссеист,
путешественница. А потом  раз – соучредитель и заместитель директора компании-поставщика ПО.

Расскажите, как с вами это случилось, и пришлось ли перекраивать себя?

— Некоторое время пазл не складывался даже во мне самой. (Улыбается) Пять лет назад мы с супругом переехали в Минск из Лондона для того, чтобы основать свою компанию. Первый год на стихи и картины не было ни времени, ни места. Потом на подмогу творчеству «пришла» Америка, где мне пришлось провести достаточно много времени. Из-за часовой разницы ложилась в 7 вечера, чтобы с половины четвертого утра уже проводить звонки с Минском. Ритм, который может показаться сумасшедшим на первый взгляд, был мне очень по душе. С полудня телефон замирал, потому что офисные сотрудники расходились по домам. А это значит — я принадлежала сама себе! Можно было ездить по музеям в разные города и штаты, рисовать и писать. Об этом периоде в моей новой книге «Полюса» есть эссе.

А потом появился наш Саша (сын — Примечание.) и снова все перетасовал. К родам готовились всем отделом — чтобы можно было исчезнуть на пару дней. А на третий день уже показывала Сашку по скайпу офисным девчонкам и утверждала зарплатные платежи.

Поставили ему кроватку в моем кабинете в Минске и в семь недель вместе вышли на работу! Никогда не забуду, как я явилась с ним и помощницей на встречу в ПВТ. Было холодно, в машине их было не оставить, решила, что подождут в коридоре. Но места для сидения оборудованы только у приемной директората, поэтому, от греха подальше, Сашу пригласили подняться в большую конференц-комнату с шикарным видом на Минск, где проходила моя встреча. Там же я его потом и покормила.

Должна заметить, что реакция, на то, что со мной в офисе грудной ребенок, была разная, как среди партнеров, так и коллег. Это, конечно же, нестандартная практика. За границей к ней потихоньку привыкают, в СМИ периодически проскальзывают новости о том, как, например, кормят грудью на заседании в том или ином парламенте. Уйти в декрет значит по меньшей мере поставить карьеру на паузу. Не родить ребенка значит не испытать самого большого счастья на свете и чаще всего — не создать семью. Для женщины это очень сложный выбор и здорово, что вариантов, как поступить, становится больше. При этом, не думаю, что мне бы позволили оборудовать Сашке местечко в офисе, если бы это была не наша компания. Хотя моя мама когда-то тоже не уходила в декрет, а вела бухгалтерию предприятия, где работала, из дома.

Доводилось слышать разное. Один мужчина, потенциальный сотрудник на ключевую роль, между делом заявил: «Место женщины на кухне, особенно женщины с ребёнком, но это сугубо личное мнение». Хотя здесь речь не столько о присутствии ребёнка, как о месте женщины в мире бизнеса.

Однажды, будучи сильно беременной, я приехала на встречу с арендатором обсуждать условия договора. «Это трата моего времени, — огорчённо заявил тот, как только я переступила порог. — Неужели Вашим руководителям некого другого было прислать? Я бы хотел напрямую обсудить сделку, а не играть в испорченный телефон». «Давайте будем обсуждать», — ответила я, зная, что тон и претензия рассеются, как только начинаются переговоры. Белорусскому бизнесмену ещё непривычно видеть перед собой молодую женщину в руководящей роли и ещё непривычней — разговаривать с ней на равных.

— Вы с мужем партнеры не только дома, но и на работе. Расскажите, удается ли разделять роли и не нести работу домой?

— У меня на холодильнике висит цитата Антуана де сент Экзюпери, которую я очень люблю: «Любить — это не значит смотреть друг на друга. Любить — это значит вместе смотреть в одном направлении». Гармония в отношениях нарушается, когда партнеры забывают об этом. Мы с мужем разные со всех сторон, но у нас общие цели, мечты, одинаковые ценности. Работать вместе трудно, да; не приносить работу домой, владея собственным бизнесом, нереально. Работа с тобой всегда, за ужином, на выходных, в отпуске, потому что очень высокий уровень ответственности. Несколько недель назад я отошла от повседневного ведения административных дел и теперь участвую в развитии компании в основном стратегически, плюс руковожу некоторыми проектами. Такой порядок вещей позволяет добавить «воздуха» в наши отношения, а главное — даёт возможность реализовывать инициативы в сфере искусства и литературы.

— В интервью журналу «Большой» вы отметили, что сейчас работа занимает значительную часть вашего времени. Расскажите, пожалуйста, какой он – день директора, молодой мамы, художника и поэта?

— День зависит от того, где мы территориально. В Греции я работаю из дома, в 9.30 приходит няня и уводит Сашу на площадку, потом они обедают и укладываются спать. Она уходит часа в 4, тогда, если мне нужно ещё поработать, на подмогу приходят мультики и игрушки. В Греции у меня получается отводить время на литературу и искусство. А в Минске совсем другая история — уходим рано, целый день по делам, вечером бизнес-ужин. В Минске Саша бабушкин, стихи пишутся в промежутках между встречами на телефоне, а художник я по ночам.

— Меня очень зацепила ваша история “Подарок” про пилочку для ногтей, подаренную мальчиком голубых кровей на ваше двадцатилетие. А как бы вы поступили в аналогичной ситуации, с вашим сегодняшним эмоциональным опытом?

И чем отличается та Лена, за столиком бистро и с пилкой в руках, от Лены сегодняшней?

— А можно я Вам отвечу коротеньким стихотворением? (Улыбается)

«Ступаю в траекторию седин, 
день бдительно пошарпывает кожу.
Я — зрелая?
Да ладно, быть не может:
зуб мудрости не вырос ни один,
хотя который год уже тревожит».

— А Лена в Беларуси, Америке и Греции – это разные люди? Со стороны кажется, что иначе не получается: и климат, и часовые пояса, и ментальность людей отличаются.

— Нет, Лена везде одна. (Смеется)

— Ну, смотрите, у нас, в Беларуси, принято ругать «внешние условия» и «третьи лица». И ситуация в стране неблагоприятная, и сотрудники не инициативные, и погода — 9 месяцев серости, поэтому ни у кого энергии нет. А как в других странах, где вам доводилось жить?

— Это не только в Беларуси так. Человеку свойственно «спихивать» вину на кого-то другого, тем самым оправдывая самого себя, где бы этот человек ни жил. Я не приемлю отговорку «Потому что это Беларусь…», мои коллеги это знают. Мы жалуемся, что у нас слишком серо, оттого депрессия; Греки — что солнечно и жарко, оттого — невозможно работать… За пять лет ведения бизнеса было немало разочарований. Но все они никогда не перевесят перспектив, которые открывает белорусский рынок. И его главное достоинство: пул талантливых, высокообразованных, трудолюбивых людей.

— Белорусы, которые живут за рубежом, часто отмечают: «белорусам стоит поучиться у немцев/австрийцев/чехов тому-то и тому-то».

А как вам кажется, есть ли в белорусах что-то, чему стоит поучиться людям другой национальности?  Чем мы можем гордиться?

— Достоинства видны со стороны, а на себя со стороны посмотреть сложно. Я часто слышу от своих иностранных знакомых о том, какие заботливые и красивые белорусские женщины. А ведь у них, на минуточку, работа на полную ставку и досмотрены и дети, и муж, и дом, и собственное тело! Мы принимаем это как должное, а ведь повод для гордости однозначен.

— Знаю, что недавно вы выпустили необычный и очень красивый букварь.

Расскажите, а что это за чувство, когда держишь в руках свою книгу. И не просто книгу, а то, что создано для тысяч детей?

— На презентации «Азбуки» в Минске, после того, как я закончила ее читать, одна маленькая девочка подошла и спросила, может ли она меня обнять. Этот искренний жест был приятней любого отзыва. А ещё приятней было дать Азбуку в руки Сашке в первый раз. Он любит книжки, поэтому сразу принялся ее листать, улыбаться и агукать. И все сразу показалось не зря! И труд, и нервы, и ожидание! Мы ведь ее создавали больше пяти лет.

— Главный принцип дзен-буддизма – идти за своей большой мечтой. Какая она — ваша большая мечта?

— Жизнь годами проверяет на прочность наши мечты, а потом этими сбывшимися мечтами поверяет на прочность нас самих. Справимся или сломаемся, способны ли на ещё большее? Моя мечта? Я хочу быть значимой, в самом светлом смысле этого слова.

«Верить в работу.
В то, что каждая капелька пота
— к победе.
Самый сложный барьер —
желание сдаться.
Преодолеть его,
выдержать, не сломаться.
Факел нести, не затушив огня.
Непоколебимо
верить в себя».

Комментарии закрыты.